Легенда "Карпат" Ростислав ПОТОЧНЯК: "Шахтер" украинской командой не считаю

26 вересня 20:29
Переглядів: 879
Default Image

Легендарный защитник «Карпат» и «Металлиста» рассказал «СПОРТглавреду», почему во Львове не восприняли тренерского назначения чемпиона Европы-60 Бубукина, высказал сомнение относительно чистоты победы «Шахтера» над харьковчанами в финале Кубка СССР-83 и поведал, что из футбола его «попросил» бывший партнер по «Карпатам».

В течение 18-ти лет своей футбольной карьеры он менял команду лишь однажды, когда в 1978-м перешел из львовских «Карпат» в харьковский «Металлист». Во Львове и Харькове Поточняка поныне считают лучшим центральным защитником в истории одного и второго клубов. Собственно, те, кто выступал рядом с паном Ростиславом, отмечают несколько черт, отличавших Поточняка-игрока – надежность, стабильность, умелый выбор позиции. Наверное, это основные качества, которыми должен обладать квалифицированный либеро. Но кое-чем Поточняк от защитников тех времен отличался. А именно – умелым, даже аристократичным обращением с мячом. В отличие от большинства коллег по амплуа тех времен, пан Ростислав пытался забирать у соперников мячи аккуратно, за счет чувства игровой ситуации и выбора позиции.

В наши дни Поточняк занимает должность тренера методиста в одной из львовских спортивных школ. Бывшие партнеры по «Карпатам» называют «Ростика» «живой энциклопедией». За то, что помнит каждую деталь их славного футбольного пути.

«НЕ СЧИТАЮ «ШАХТЕР» УКРАИНСКОЙ КОМАНДОЙ»

Пане Ростислав, не так давно в одном из своих интервью вы давали довольно скептическую оценку современному украинскому футболу. Дескать, вам даже неинтересно его смотреть…

В последнее время наш футбол начал меняться к лучшему. За счет того, что команды, находившиеся на вторых ролях, улучшают качество и содержание игры. На их фоне сильно разочаровывает киевское «Динамо». Что бы они там не говорили, а игры как таковой в их исполнении в текущем сезоне я так и не увидел. У меня создается впечатление, что команда разбалансирована. Что касается донецкого «Шахтера», то его я украинской командой не считаю. Привезли себе полтора десятка иностранцев и платят им деньги. Для меня эта команда – чужая. Считаю, что обязана играть лучше луганская «Заря». Есть традиции, материальное подспорье, хорошие футболисты. А игры нет.

Среди тех, кто меня впечатляет, отметил бы наши «Карпаты». Есть хорошие игры, динамика, движение, желание играть, техника на приличном уровне. К сожалению, мне не всегда получается посещать матчи львовян. Пешком ходить неудобно, а машины нет. Да и погода часто отпугивает – то жара невозможная, то падает дождь. Лучше посидеть у телевизора и посмотреть трансляции из нескольких городов подряд. Вместе с тем, огорчают вокругфутбольные передряги…

Переживаете за земляка, который ушел с поста главного тренера сборной?

Не то чтобы переживаю… У отца Мирона Маркевича Богдана Дмитриевича я тренировался, когда начинал заниматься футболом в родных для нас Винниках. Но не о том речь. То, что происходит, не имеет с футболом ничего общего. Ни одна сторона не ищет справедливости, а каждый занимается сведением личных счетов. Наступили друг другу на мозоль и не могут успокоиться. Я не вижу, что Суркис, Ярославский и Дыминский преследуют принципы справедливости. Боюсь, что вся эта история может закончиться падением авторитета украинского футбола в глазах мирового сообщества.

Считаете, правильно, что в современном футболе, по сути, ликвидировано амплуа, в котором в течение почти всей своей карьеры выступали вы?

Думаю, футбольная эволюция еще приведет нас к первоистокам. Пройдет какое-то время и в футболе опять появится либеро. Не буду кривить душой, я не сторонник построения защиты в линию, с так называемыми инсайдами, когда последний игрок сначала атакует оппонента, потом выскакивает для создания офсайда. Мне кажется, что гораздо надежнее обороняться, когда три выходят, а последний защитник смотрит по ситуации – выходить ли ему тоже или атаковать выскочившего из глубины футболиста.

Обратите внимание, что в современном футболе практически все голы забиваются после выходов один на один. Так к чему привел тотальный переход на игру в линию? Где этот позитив? Вратарь только то и делает, что маячит перед нападающими. Недостатки системы обороны «в линию» здорово использует «Барселона». Один нападающий сознательно забегает в офсайд, защитники видят, что игрок «вне игры» и выходят. А в это время другой форвард выбегает на ворота из глубины. Вот и получается, что тот первый нападающий пребывает в пассивном офсайде.

С другой стороны, судьи ведь тоже – не компьютеры. Смотрим повторы и определяем по тонкой нити, был офсайд или нет. А как принять правильное решение рефери, когда эпизод приходится рассматривать в динамике и принимать мгновенное решение? Сегодня ведь большинство команд при построении атаки используют, по сути, четыре нападающих. Как с ними могут справиться два центральных защитника, расположенных в линию? Мне кажется, что сдержать такую атакующую мощь можно лишь с помощью офсайдной ловушки. А ее удобнее всего создавать с помощью либеро. Признаться, я думал, что к заднему защитнику многие команды вернутся уже на чемпионате мира-2010. Но, видно, нужно напропускать еще больше, чтобы прийти к очевидному.

«МЕНЯ, В ОТЛИЧИЕ ОТ ТУБИЧА, ЕЩЕ МОГЛИ ПОДСТРАХОВАТЬ»

Ваш партнер по «Карпатам» Владимир Данилюк, оценивая игру защитников с точки зрения нападающих, высказал мнение, что в 60-70-е оборонцы играли грубее, чем их современные коллеги по амплуа. Поточняк, по словам пана Владимира, был исключением из правил. Согласны?

Всегда пытался играть в мяч, опередить оппонента за счет ума, за счет видения поля и игровой ситуации. Вместе с тем, считаю, что защитники, которые больше видят ногу, чем мяч, будут всегда. В современном футболе тоже достаточно грубости. Нападающих атакуют сбоку, сзади. Современный футбол стал более атлетическим, более динамичным. Но не зрелищнее, чем футбол нашего времени. К примеру, смотрю матчи чемпионата Бразилии. Якобы команды одни и те же – «Коринтианс», «Фламенго». Но когда-то бразильцы были бразильцами. Сейчас они скатились до европейского уровня. Нет той филигранной техники, нет легкости в обращении с мячом. Бразильцы тоже стали прагматичными.

Мое мнение – хороший, выдающийся футболист всегда найдет возможность сыграть на публику, создать что-то экстраординарное. К примеру, мне всегда нравилось смотреть матчи с участием американского теннисиста Андре Агаси. Сильно запущенный мяч он мог остановить с помощью плоско выставленной ракетки. Конечно, это был неигровой эпизод. Но Андре не пропускал мяча, а пытался доставить своим мастерством эстетическое наслаждение публике. Вне зависимости от того, как завершился розыгрыш, весь стадион аплодирует стоя. Потому что такие вещи тоже хочется видеть. На одном прагматизме далеко не заедешь.

Вы играли на публику?

Нет. Не то амплуа. Конечно, хотелось выкинуть какой-то «фортель», но на моем месте это чревато неприятностями и голами в собственные ворота. Я веду речь о бразильцах. Или о кавказцах, которые блистали мастерством в советские времена. Скажем, Владимир Гуцаев из тбилисского «Динамо» мог обыграть защитника, подождать, пока тот вернется, а потом опять его обвести. Потому Владимира и в сборную не брали. Ведь, как говорил Лобановский, нужно за минимальный отрезок времени доставить мяч от своей штрафной площади в чужую.

Так действуют англичане. И потому им так сложно играть на международной арене. Дома они привыкли, что, забрав мяч, сразу бегут в штрафную и бьют по воротам. Потом вратарь выбьет – опять забрали и опять в чужую штрафную. Но техничные команды, способные подержать мяч в центре, ломают такие «схемы». Они заставляют англичан играть в отборе. А этого британцы не любят. Потому Англия с 1966 года, когда она в последний раз выиграла чемпионат мира, не может взять серьезный трофей.

В недавнем матче плей-офф Лиги Европы защитник «Карпат» Неманья Тубич, оступившись, позволил «Галатасараю» на последних минутах забить гол, который едва не стоил львовянам места в групповом турнире. Эта ошибка серба напомнила еще одну, почти 40-летней давности…             

Это когда я упал возле бровки, а румын Георге Тартару на скорости убежал и принес «Стяуа» победу в дебютном для «Карпат» матче в еврокубках? Не знаю, что произошло: на ровном месте мне нога поехала или еще что-то. Но учтите, что я промахнулся я на фланге, а не по центру. Меня, в отличие от Тубича, еще могли подстраховать. Другое дело, что никто этого не сделал. Рядом не оказалось никого.

Долго себя корили за эту ошибку?

Корить себя можно на старости. Воспоминаниями о том, что что-то в своей жизни сделал не так. Конечно, было неприятно. Мне тогда было 22 года, вся карьера впереди. Волновался, не обошлось без бессонных ночей. Но что поделать?

Наверное, вспоминали тогда «не злым, тихим» тренеров, которые перевели вас из нападения в защиту?

К тому времени я уже забыл о том, что когда-то играл в нападении. «На память» осталось разве что приобретенное в те годы умение обращаться с мячом. Фактически, защитника из меня сделал Евгений Лемешко, возглавлявший «Карпаты» в 1967-м. Он поставил меня в среднюю линию. А спустя год, когда команду уже возглавлял Василий Васильев, из-за травмы и перебора карточек матч в Симферополе пропускали ведущие центральные защитники – Владимир Валионта и Юрий Юзефович. Замены им, фактически, не было. Тренер предложил сыграть сзади мне. Хоть мы проиграли «Таврии» 0:1, кажется, сыграл неплохо. Единственный гол нам забил Николай Климов, сильный нападающий, позже он заявит о себе в московском «Торпедо».

С того момента я уже играл в центре защиты постоянно. Поначалу меня иногда еще ставили на позицию персональщика, но со временем «по игроку» постоянно действовал Валерий Сыров, а я выполнял функции либеро. Впрочем, не скажу, что был пассивным задним защитником. Когда наши ворота атаковали и была возможность вступить в борьбу за мяч – шел в отбор. Не ждал, пока это сделают другие защитники. Это нормально, ведь в команде должна быть взаимозаменяемость.

«ПЕРЕД ФИНАЛОМ КУБКА ЮСТ СВОЗИЛ НАС НА РЫБАЛКУ»

Современные центральные защитники охотно подключаются в атаку. У вас, кажется, такой привычки не было…

Моя функция заключалась в том, чтобы защищать свои ворота. Ведь как часто бывает? Полезешь вперед, ничего не добьешься, а пока будешь возвращаться назад, соперник поразит твои ворота. Впрочем, иногда мне получались успешные вылазки. В высшей лиге забил два гола. Оба - «Динамо» в Москве. Сначала забил ударом головой Николаю Гонтарю, а через два года поразил ворота Владимира Пильгуя. Тогда мяч после подачи углового отскочил мне «на шлепанец» и я с подъема направил его в сетку. Вообще никогда не принадлежал к числу защитников, которые любили атаковать.

В 1978-м, когда перешел в «Металлист», так и вовсе сосредоточился на оборонительных действиях. На тот момент мне уже исполнилось 30. Сил для того, чтобы бегать вперед, уже не было. Точнее, подключиться вперед еще можно. А вот как назад вернуться (смеется)? Да и смысла в моих подключениях в последние два года выступлений в высшей лиге (в сезонах 1982  и 1983  годов – авт.) уже не было. Лучше остаться позади и подыграть более скоростным игрокам.

В финале Кубка СССР 1969 года, будучи 21-летним, об атаке вы тоже не помышляли…

О чем вы говорите? Ростовский СКА представлял высшую лигу. В атаке у них тогда играли прекрасные футболисты – Анатолий Зинченко, Владимир Проскурин, Анатолий Еськов. Ворота ростовчан защищал Лев Кудасов, которому пророчили место в сборной СССР. Мы, представители класса А, с соперниками такого уровня почти не играли. Логично, что предложенный армейцами с начала матча темп оказался для нас слишком непривычным. Уже на 20-й минуте Зинченко отрыл счет, пробив с места правого инсайда в дальний угол.

Другие на нашем месте, возможно, сломились бы. Но тренер Эрнест Юст хорошо нас подготовил к матчу, не позволил, чтобы мы зацикливались на этом сражении. Помню, незадолго до матча тренер отвез нас под Львов, в Рудники, где тогда были совхозные ставки. Рыбы там было столько, что она едва ли не сама выскакивала на берег. Порыбачив, погуляли по лесу. Одним словом, ехали мы в Москву на финал со спокойной душой. Понимали, что даже если проиграем Ростову, никто нас не упрекнет.

Армейцы, видимо, тоже думали, что после победы над московским «Торпедо» в полуфинале обыграют нас без проблем. Это чувствовалось по их поведению перед матчем. «Привет! Как настроение? Сегодня мы вас обыграем» - с нами общались с высоты своего полета. Видимо, открыв счет, СКА, недооценив нас и переоценив себя, успокоился. А мы постепенно наладили игру. Сначала Володя Данилюк попал в стойку, потом Гена Лихачев и Володя Булгаков с интервалом в четыре минуты забили два мяча и вывели нас вперед. В последние минуты было трудно, но надежно сыграл наш вратарь Виктор Турпак. Так и победили.

Такой успех может вскружить голову любому. Как боролись со «звездной болезнью»?

Если что-то подобное и было, то мы быстро опустились с небес на грешную землю. Да, сначала мы были на большом подъеме, считая, что способны обыграть кого угодно. Почти все игроки основы получили заманчивые предложения из команд высшей лиги. Но и во Львове руководство поставило перед нами задачу выхода в высшую лигу. Не справились. Заняли по итогам сезона-1969 лишь седьмое место. Видимо, психологический и физический ресурс был исчерпан вместе с победой в Кубке. Пришлось все начинать сначала.

На следующий сезон задачи выхода в высшую лигу уже никто не ставил. Да и начали мы чемпионат отнюдь не убедительно. Лишь к завершению первого круга настигли лидеров и завершили половину, разделяя первое-второе место с «Днепром». Весь второй круг провели с конкурентами на равных. Судьба путевки в элиту решалась в последнем туре. Мы победили в Караганде и вышли в высшую лигу.

«СЫГРАВ В «ИСКРЕННИЙ ФУТБОЛ», «ИСКРЕННЕ» ПРОИГРАЛИ»

Дебютировали в элите «Карпаты» успешно, завершив сезон на десятом месте. При этом в справочниках за 1971 год видел упоминание, что вы, Геннадий Лихачев и Остап Савка ездили в составе киевского «Динамо» на турнир в Австрию…

Сразу замечу, что это не были смотрины. Поскольку «Динамо» делегировало очень много игроков в сборную СССР, наставнику киевлян Александру Севидову, по сути, не хватало людей для участия в австрийском турнире. Там намечалось три игры – в Граце, Линце и в Вене с «Рапидом». Поскольку «Карпаты» как раз сыграли 0:0 в Минске с «Динамо», на поединок в Грац мы не успели. Обе встречи, если не ошибаюсь, мы завершили вничью. В Линце я сыграл первый тайм, а в Вене на «Кратере» (нынешнем «Эрнст Хаппеле») провел все 90 минут. Там счет ударом с пенальти открыл Анатолий Пузач, но хозяева отыгрались. Помню, тогда в составе «Динамо» постоянно играли молодые Олег Блохин, Валерий Зуев, Александр Дамин. Мы, львовяне, закрывали дыры. Не более того.

Но вас ведь звали в «Динамо»…

Позже, когда киевлян уже возглавил Валерий Лобановский. Хотя нет, впервые в Киев меня позвали, еще когда там работал Виктор Маслов. Кроме того, приглашал в Луганск начальник «Зари» Валерий Галустов. Тренер «Шахтера» Олег Ошенков звал в Донецк. Но, может, об этом лучше не вспоминать, а то скажут, что я выдумываю. Приглашений на самом деле было много. Лобановский на каком-то совещании даже сказал: «Поточняк – единственный футболист, не доехавший до Киева».

Футболисты 60-80-х говорят, что в советском чемпионате все украинские команды работали на «Динамо». Дескать, с киевлянами часто приходилось «делиться» не только футболистами, но и очками… 

Не знаю, как мы отдавали киевлянам. Скорее, это они нам отдавали… «Карпатам» очки, как правило, были нужнее. Считаю, что «Динамо» 70-х само могло справиться с любым соперником. А вот когда очки нужны были нам – тогда, конечно, просили. На соответствующем уровне.

Говорят, что и с «Зенитом» в 1976-м пытались договориться накануне матча последнего тура. Но ничего не получилось, «Карпаты» проиграли дома 0:3 и потеряли, казалось, верное серебро…

Если пытались договориться, то плохо договаривались. Это самое болезненное воспоминание из моей футбольной карьеры. После ничьи 0:0 в Москве с ЦСКА мы два дня сидели во Внуково в аэропорту. Потом в итоге добирались во Львов поездом. Наверное, столь длительный путь домой сказался на нашей готовности в поединке с «Зенитом». Видимо, в такой ситуации нужно было действовать прагматичнее. Мы же, как говорил Малофеев, сыграли в «искренний футбол». И «искренне» проиграли.

Это был шоковый день, который поныне не уходит с моей памяти. Объяснения тому поражению не нахожу до сих пор. Мы два тайма «сидели» на воротах «Зенита». И не забили ни одного мяча. У них – что не атака, то гол. Для Львова серебро чемпионата СССР было бы сродни чемпионскому титулу греков на Евро-2004 или бронзе турков на мировом первенстве 2002 года.

Тоже больно вспоминать о 1972-м, когда в составе молодежной сборной СССР играл в финале чемпионата Европы против Чехословакии. Сначала сыграли 2:2, а в переигровке пропустили два гола в первые 20 минут и в итоге уступили 1:3. У нас тогда была очень сильная команда – Владимир Гуцаев, Гиви Нодия, Олег Блохин, Леонид Буряк, Оганес Заназанян, Манучар Мачаидзе.

По общему мнению, самым сложным для «Карпат» 70-х был период, когда команду возглавил чемпион Европы 1960 года Валентин Бубукин…

Понимаете, в Москве нашей команды боялись. Ведь где еще в нашем городе могло собраться столько народу сразу? Конечно, говорили не только о футболе, но и политике. Москве нужно было держать этот процесс под контролем. Пока команда была исключительно украинской, создавались соответствующие настроения и среди болельщиков. Наверное, кроме «Карпат» такими националистическими были еще несколько команд на Кавказе, да вильнюсский «Жальгирис». Остальных русифицировали.

Пытались русифицировать и нас. Львовское партийное руководство, дабы сохранить светлый образ в лице Москвы и не улететь с должностей, пыталось угодить центру. Так они в 1972 привезли во Львов Бубукина. Правда, я так до сих пор не понял, с какой целью этот тренер пришел в «Карпаты». Конечно, отсеивать игроков из команды можно. Но отсеивать нужно тех, кто не умеет или не может играть. Но уходили лучшие, а на их место приходили люди, о которых спустя некоторое время говорили: «А что он делал в нашей команде?» То ему нужно было белого, то черного, то рыжего – футболистов подбирали едва ли не по оттенку волос. Это большое счастье, что мы те два года уносили ноги и оставались в высшей лиге.

В то время «Карпаты» покинули многие лидеры. Вы «пережили» Бубукина и играли в «Карпатах» еще пять лет. Удалось избежать конфликтных ситуаций?

Сначала, вроде, все было спокойно. Он меня использовал на моей позиции центрального защитника, поводов для претензий я, вроде, не давал. А в 1973-м получил травму и какое-то время после нее восстанавливался. Так что, по сути, придраться к себе не дал.

«В «МЕТАЛЛИСТ» ПРИШЕЛ И УШЕЛ ИЗ НЕГО БЛАГОДАРЯ БУЛГАКОВУ»

После того, как «Карпаты» покинули высшую лигу в 1977 году, вы откликнулись на предложение Евгения Лемешко и перешли во второлиговый харьковский «Металлист». Наверное, именно из-за этого поступка вас называют «человеком Лемешко»?

Евгений Филиппович – настоящий тренер-профессионал. Он всегда пытался разобраться не только в футбольных нюансах, в тактике, но и в душах футболистов. Лемешко мог наорать на игрока, словесно сравнять его с землей, но никогда не наказывал, а вскоре, поостыв, подходил и говорил о делах житейских. А относительно того, что я человек Евгения Филипповича? Как сказать… Тех игроков, что у него играли, он уважал.

А в Харьков меня позвал Володя Булгаков, который на тот момент работал помощником у Лемешко. Я согласился. И отыграл в Харькове отличных шесть сезонов. Возможно, сыграл бы еще. Но тот же Володя Булгаков в один момент начал говорить: «Дед уже еле ползает. У нас есть Каплун…» Да, действительно, в высшей лиге мне было сложно в физическом отношении. Действительно, из Киева в Харьков пригласили другого центрального защитника – Витю Каплуна. Лемешко послушал Булгакова. Решили, что Витя Камарзаев будет играть по игроку, а Каплун – либеро.

Не учли только одной мелочи – у «Капы» всегда были проблемы с режимом. Он приезжал в Харьков, сбрасывал пять-шесть килограммов, но затем ехал в Киев и набирал едва ли не в два раза больше. Собственно, потому Витя с годами и обрел комплекцию Жаботинского. Вот и получилось, что у Каплуна в «Металлисте» была плавающая форма: то он играл, то вес гонял.

Как так получилось, что представитель Западной Украины в течение пяти лет был капитаном команды из русскоязычного города?

Во-первых, давайте начнем с того, что после моего прихода команда постоянно прогрессировала. Сначала выиграла вторую лигу. Дальше было седьмое место в первой лиге. Потом мы едва не оказалась среди победителей второго по значимости дивизиона, но в последний момент уступили Воронежу и оказались третьими. Впрочем, спустя сезон мы заняли первое место и вышли в элиту. Затем были полуфинал и финал Кубка СССР. За шесть лет «Металлист» из заштатного представителя второй лиги превратился в боевую единицу по меркам советского футбола.

А относительно русскоязычности Харькова, скажу вам такую простую вещь – вся Слобожанщина по селам разговаривает по-украински. Проблема в том, что во время войны все харьковские заводы вместе с работниками выехали на Урал. В 1945-м они вернулись обратно. Но уже русскоязычными. А младшие, приезжая из сел, подстраиваются под старших. Но украинский там все равно воспринимают хорошо. К примеру, я все шесть лет пребывания в Харькове общался на родном – украинском – языке. И никто меня за это не упрекал, никто косо в мою сторону не смотрел. К тому же, львовян в Харькове в то время было много. Кроме меня и Булгакова – Геннадий Лихачев, Владимир Журавчак, Владимир Дикий. И местная торсида очень любила львовян. Это только политики постоянно пытаются поссорить Восток Украины с Западом.

В «Металлисте» вы едва не стали двукратным обладателем Кубка СССР…

Тогда, в 1983-м, мы не обязательно должны были проигрывать в финале донецкому «Шахтеру». Более того, считаю, тогда мы были сильнее донеччан. Собственно, это было видно и по турнирной таблице чемпионата СССР. В конце сезона даже был момент, когда нам пришлось помогать «Шахтеру», чтобы он не покинул высшую лигу. Да и гол в финале Кубка горняки забили, мягко говоря, спорный. Виктор Грачев прошел по краю, сделал передачу, я поборолся в центре, но Сергей Ященко рукой протолкнул мяч в ворота. Мне кажется, что «Шахтер» еще до матча решил вопрос о победе в финале Кубка. Правда, не со мной, а где-то там, в федерации (смеется). Справедливости ради скажу, что и «Металлист» в том матче выглядел неубедительно. Да и игра в целом получилась невыразительной. Но, видно, финалы не могут быть другими.

Недавно появился список 50-ти лучших футболистов «Металлиста» в ХХ-м веке. В нем вас разместили на 10-м месте…

Я видел этот рейтинг. И не думаю, что он абсолютно объективный. Конечно, я лучше знаю возможности футболистов старого поколения, таких как вратарь Николай Уграицкий, Валентин Крячко, Станислав Костюк, много других футболистов, которых в Харькове уважают и поныне. Но на первом месте в упомянутом рейтинге поставили покойного Юрия Тарасова. Я хорошо знаю Юрия. Сначала он играл за «Маяк», потом его взяли к нам. Булгаков работал с Тарасовым день и ночь. Не знаю, за какие качества его поставили на первое место. Наверное, за то, что он забивал в победном для харьковчан Кубке СССР 1988 года. Мне кажется, что первыми можно было назвать Владимира Линке, Сергея Малько, вратаря Юру Сивуху, того же Камарзаева.

Ростислав, вы обладаете аналитическим составом ума. Кажется, именно это качество необходимо для тренерской работы. Но поработать на серьезном уровне вам так и не пришлось…

В 1991-м я руководил «Карпатами» во время подготовительного периода к последнему чемпионату СССР. Это был третий год после того, как команда возобновила свое существование. Мы собрали львовских ребят, разбежавшихся по различным командам второй лиги. Потом, когда начался чемпионат, подготовленную мною команду принял Степан Юрчишин. С ним «Карпаты» выиграли второлиговый турнир. А я быстро понял, что тренерская работа мне не нужна. Это большие нервы и никакой благодарности. Потому поныне работаю с детьми.
Иван ВЕРБИЦКИЙ, sport.glavred.info

Вас зацікавила новина? Поділіться будь-ласка з друзями в соціальних мережах: